Пятая линия Васильевского острова, 8: Забытый дом с богатым прошлым (СПб)

Пятая линия Васильевского острова, 8: Забытый дом с богатым прошлым (СПб)

На первый взгляд, здание на углу пятой линии Васильевского острова и Бугского переулка ничем не примечательно. Обычный недорогой доходный дом, каких на «ваське» превеликое множество. Фасад не подпирают атланты и кариатиды, на нем минимум лепных украшений и других декоративных форм. Наверное, по этой причине дом обойден вниманием архитектурных критиков и историков. Хотя, на мой взгляд, совершенно незаслуженно.

На первый взгляд, здание на углу пятой линии Васильевского острова и Бугского переулка ничем не примечательно. Обычный недорогой доходный дом, каких на «ваське» превеликое множество.

Фасад не подпирают атланты и кариатиды, на нем минимум лепных украшений и других декоративных форм. Наверное, по этой причине дом обойден вниманием архитектурных критиков и историков. Хотя, на мой взгляд, совершенно незаслуженно.

Пристанище для великих

История этого дома (фактический адрес — 5-ая линия В.О., д. 8) ведет отсчет с начала 1800-х годов, когда на Васильевском острове после пожара на Андреевском рынке начали появляться первые каменные дома. До 1902 года здание было трехэтажным, однако в 1902 году архитектор Владимир Липский надстроил еще два и изменил внешний вид фасадов. Дом приобрел более монументальный вид, но на визуальное восприятие квартала в целом подобная метаморфоза не оказала никакого влияния. Несмотря на близкое соседство древнеегипетских сфинксов на Университетской набережной и здание Императорской Академии художеств, парадной эта часть Васильевского так и не стала. Как в начале прошлого века, так и сейчас она скорее напоминает российский губернский городок дореволюционных времен. Впрочем, эта особенность характерна для большинства домов, расположенных в старых кварталах Васильевского — нигде нет столько зелени и уютного, патриархального покоя. И ничто — ни шик зеркальных витрин, ни холод офисных жалюзи не могут нарушить этого благостного спокойствия и милого равенства недорогих доходных домов.

Удивительно, но, несмотря на островное расположение Васильевского, здесь практически нет квартир с видом на воду. Набережные сплошь застроены дворцами и зданиями прикладного назначения. Окна же квартир в дешевых доходных домах постройки 18-19 веков глядят на разграфленные в строгом геометрическом порядке улицы-линии и в кофейный сумрак дворов-колодцев. Может, оттого внутри Васильевского всегда обитали и персонажи особые. Аристократов и людей с тугими кошельками сюда никакими силами было не заманить. Зато в Тучковом переулке в молодые годы снимали «квартирку-тучку» поэты Гумилев и Ахматова, на 7-ой линии квартировал автор «Мелкого беса» Федор Сологуб, на 3-ей и 6-ой линиях пробивался к славе Юрий Тынянов, а в крошечной коморке в Академическом переулке ютился по бедности юный Корней Чуковский.

Доходный дом на углу 5-ой линии и Бугского, расположенный практически напротив Академии художеств, был облюбован преимущественно художниками — известными и не очень. Правда, надпись на мемориальной доске, которая украшает фасад дома, рассказывает почему-то только об одном из них — великом украинском поэте и художнике Тарасе Шевченко, который с 1840 по 1844 года снимал здесь квартиру.

Однако факт пребывания в начале 1830-х годов портретиста Алексея Венецианова, увековечившего образы Гоголя, Кочубея и Карамзина, и придворного живописца Дмитрия Антонелли, писавшего портреты Николая І, Екатерины ІІ, Марии Федоровны и Александры Федоровны, почему-то не зафиксирован. Мало кто знает и то, что в этом доме нашел временное пристанище и один из создателей Товарищества передвижных выставок художник Григорий Мясоедов, который снимал здесь апартаменты в 1891-1892 годах, а также то, что в 1911 −1912 годах тут творил акварелист Александр Соколов.

Кроме того, в 20-х годах двадцатого столетия здесь проживал скульптор Сосланбек Тавасиев, работы которого находятся в коллекциях Третьяковской галереи в Москве и Русского музея в Петербурге, а также его жена Галина Шубина — талантливый художник-авангардист, в дальнейшем посвятившая себя созданию плакатов и портретов.

Мемориальная доска умалчивает и о том, что владелица дома М.И. Костюрина, купившая здание в начале 1870 годов, предоставила одну из комнат своей квартиры композитору Модесту Петровичу Мусоргскому, который с 1875 и до 1879 года жил здесь и работал над операми «Хованщина» и «Сорочинская ярмарка».

Революционные метаморфозы

После первой реконструкции, сделанной по проекту архитектора Ивана Слупского в 1860 году, дом мадам Костюриной превратился в типичный доходный дом с пятикомнатными «барскими» квартирами, окна которых выходили на 5-ю линию и Бугский переулок, и так называемыми внутренними комнатами, расположенными вдоль дворового фасада. Они, также как и парадные помещения, соединялись анфиладно, но все окна выходили во двор. Площадь комнат в таких квартирах составляла от 16 до 25 кв. м, помещения в барских апартаментах были значительно просторнее — от 40 кв. м и больше.

Моя бабушка, почти всю жизнь прожившая в этом доме, рассказывала, что до революции хозяева жили в квартире, занимающую весь второй этаж, затем им пришлось переехать в двухэтажный особняк, расположенный по соседству. Их сыновья занимали квартиру на пятом этаже, однако после 1937 года в нее въехали новые жильцы. Старые же бесследно исчезли. Их родителям — бывшим хозяевам дома — советское правительство выделило комнату в большой коммуналке, где они и умерли во время блокады.

В начале 20-х годов «барские» квартиры разделили на коммунальные отсеки, однако таких коммуналок, как в этом доме, я никогда больше не видела. Большой метраж каждой из комнат — около 40 кв. м — позволил новым жильцам превратить их в практически полноценную двухкомнатную квартиру с небольшой прихожей. Готовить еду, конечно, ходили на общую кухню, ванна и туалет также были одни на всех, но по сравнению с многокомнатными бараками на Лиговке, например, — это был настоящий коммунальный рай.

В квартире, расположенной под парадной лестницей, находилась швейцарская. После известных событий в 1917 году, назначение этого помещения изменилось. Швейцара, который топил камины и печи, обогревающие вестибюль и лестницу, натирал до блеска полы и чистил медные ручки дверей, выселили, а в его квартире было сделано небольшое рабочее общежитие. Однако просуществовало оно недолго. Перед началом Великой Отечественной войны общежитие было переделано под сберкассу. Сейчас помещение на цокольном этаже дома общей площадью 72 кв.м продается за 7800 тыс. рублей. Риэлторы компании «Адвекс» считают, что оно вполне подойдет для размещения той же сберкассы. Кроме того, это — неплохой вариант для офиса, склада, предприятия общепита или магазина.

Недорогой мой Васильевский

Что касается жилой части здания, то сейчас практически все квартиры в нем расселены. По словам специалиста по недвижимости АН «Аркада» Ларисы Спесивцевой, со стороны двора остались только две коммуналки, одна из которых выставлена на продажу по цене 80 тыс. рублей за кв. м. Общая стоимость квартиры составляет 6600 тыс. рублей.

Кроме того, в доме продается отдельная квартира площадью 80 кв. м за 7800 тыс. рублей. То есть, стоимость одного квадратного метра хозяева оценили в 100 тысяч. «Для Васильевского острова — это очень высокая цена, — считает Лариса Спесивцева. — Поэтому, несмотря на все достоинства продаваемого объекта — просторную кухню площадью 25 кв. м, оригинальную планировку, возможность парковки, мы эту квартиру рекламируем уже полтора года».

Что поделаешь, недвижимость на Васильевском дорогой никогда не была, да и не будет. В силу обособленности острова от других петербургских районов сюда неохотно едут, переехавшие — тяжело обживаются. Из-за мостов, каждым летом после двенадцати ночи отрезающих василеостровцев от внешнего мира, из-за того, что большинство домов без капитального ремонта, из-за неистребимой патриархальности «васьки». Однако обжившиеся здесь не двигаются уже никуда. Даже из коммуналок.

В идеале дом на углу 5-ой линии Васильевского острова и Бугского переулка — удобное место для жизни преподавателей, профессуры, кандидатов и докторов Академии художеств, Университета и еще пяти десятков расположенных неподалеку учебных, научно-исследовательских и проектных институтов. Люди этой породы вряд ли когда-нибудь будут удовлетворены типовым кирпично-монолитным предложением, а старый фонд всегда дает простор развороту пытливого ума ученых мужей. Правда, у них на подобный разворот, как правило, нет денег. Те же, у кого они есть, в большинстве своем предпочитают дизайнерские квартиры в новых домах в центре и на Петроградской.

Татьяна Елекоева, специально для ГдеЭтотДом.РУ

Выбираете новостройку?

Воспользуйтесь нашим онлайн-поиском, чтобы найти лучший вариант

Подобрать недвижимость

Другие материалы

Спецпредложения от застройщиков в августе

Оставьте телефон, и мы подберем для вас новостройки со скидками и акциями по вашим параметрам

Введите правильное имя
Введите правильный телефон
Нажимая кнопку "Узнать об акциях", я даю согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с
Политикой конфиденциальности
Спасибо, мы свяжемся с вами в ближайшее время

Не удалось отправить запрос, попробуйте ещё раз

Спасибо!

Мы перезвоним Вам
в ближайшее время.

Мы Вам перезвоним.

Нажимая кнопку «Позвоните мне», вы подтверждаете свое согласие с Политикой конфиденциальности