Ул. Машкова, 1/11: Дом-яйцо ищет хозяина (Мск)

Ул. Машкова, 1/11: Дом-яйцо ищет хозяина (Мск)

Дом-яйцо, построенный в 2002 и ставший одной из достопримечательностей Москвы, уже пятый год ищет покупателя. Цена на него варьируется от 7 до 12 млн долларов: риэлторы, продающие один из самых необычных домов столицы, почти не верят, что найдутся желающие в нем поселиться. С одной стороны — это символ «лужковской» эпохи, когда девелопер мог построить все, что угодно, были бы деньги. С другой, чтобы не говорили борцы за сохранение исторического облика столицы, здание на улице Машкова вошло в список самых интересных жилых зданий столицы.

Дом-яйцо, построенный в 2002 и ставший одной из достопримечательностей Москвы, уже пятый год ищет покупателя. Цена на него варьируется от 7 до 12 млн долларов: риэлторы, продающие один из самых необычных домов столицы, почти не верят, что найдутся желающие в нем поселиться.

Яйцо как мечта архитектора

Мало какое современное строение в Москве вызывало столько восторга и столько критики одновременно как дом-яйцо, возведенный на улице Машкова в 2002 году. С одной стороны — это символ «лужковской» эпохи, когда девелопер мог построить все, что угодно, были бы деньги. С другой, чтобы не говорили борцы за сохранение исторического облика столицы, здание на улице Машкова вошло в список самых интересных жилых зданий столицы. Его показывают друзьям, сюда приводят иностранцев, интересующихся городом, о нем пишут в путеводителях. Нарядно-пасхальный, опирающийся на толстые лапки, праздничный и необычный, дом органично вписался в облик района Чистопрудного бульвара и стал московской достопримечательностью.

Идея проекта родилась у двух архитекторов — Сергея Ткаченко, в те годы еще не ставшего «большим чиновником» (директором ГУП «НИиПИ Генплана» Москвы он был назначен через два года после завершения строительства) и Олега Дубровского, в проектной организации «НАТАЛ». В те годы в состав архитектурной мастерской Ткаченко входило бюро «Обледенение архитекторов», которые и нарисовали первоначальный проект. Есть у дома-яйца и третий родитель — галерист Марат Гельман, собиравшийся построить родильный дом в Вифлееме. Идея «здания-яйца» для рожениц возникла у Сергея Ткаченко и Марата Гельмана в преддверье Миллениума, во время беседы в ресторане. Только построить столь смелый проект в Вифлееме не решись. А идея дома-яйца крепко запала в голову Сергея Ткаченко, решившегося ее реализовать во что бы то ни стало, если уж не на земле обетованной, то хотя бы в Москве.

Архитектор попытался его сперва предложить заказчику, решившего построить дом на пересечении Ермолаевского переулка и Малой Бронной (впоследствии тоже ставшим одной из новых достопримечательностей столицы — жилой дом «Патриарх»). Все понятно, ведь находясь на Патриарших прудах, невозможно не вспомнить Михаила Булгакова, его повесть «Роковые яйца», откуда недалеко и до шедевров Фаберже. Предложенный эскиз девелопер «Патриарха» отверг, а идея плавно перекочевала в следующий проект — жилой дом на Чистых прудах.

Двухэтажный дом с 8-этажной пристройкой или непубличный господин Сидоров

Участок земли на перекрестке улиц Машкова и Чаплыгина был небольшой, задача — реставрация, инвестору хотелось получить побольше квадратных метров, но ничего многоэтажного на этом месте построить было нельзя, и архитектор предложил приделать к дому задуманное яйцо. «Я его долго убеждал, что ему это „яйцо“ совершенно необходимо. Сказал, что это будет ему памятник на всю жизнь», — рассказывал Сергей Ткаченко в одном из первых интервью, посвященных дому на Машкова. К тому моменту «Патриарх» уже строился, и было понятно, что это здание станет архитектурным событием столицы, поэтому Сергею Ткаченко было чем обосновать мысль «из нашей мастерской выходят только памятники». Причем архитектор был уверен в том, что если бы заказчик, который финансировал «Патриарх», согласился на идею яйца, то он бы не сомневался. «Он бы только спросил, два или три поставить. А этот долго мучился. Но на идею памятника согласился. Приятно же, когда не монумент и не плита надгробная, а вот что-то такое, про что все спрашивают: а кто заказчик?», — вспоминал господин Ткаченко.

По словам архитектора, здание «появилось на свет немножечко нелегально», то есть, как часто водилось в начале нулевых годов, документы на дом были оформлены постфактум: архитектурные и согласующие инстанции бунтовали и легли костьми, чтобы не дать его реализовать. Все согласования и экспертизы получали уже после постройки. Да и само выделение участка под строительство элитного дома выглядит несколько анекдотично. Судите сами, в сопроводительных документах за 1999 год дом на Машкова 1/11 фигурирует как «реконструкция 2-3-этажного строения со строительством 8-этажной пристройки и флигеля общей площадью — 6472,3 кв. м с подземной автостоянкой на 34 машиномест, верхняя отметка — 31,10 м».

По этой ли причине или из-за природной скромности заказчик так ни разу себя и не обозначил, интервью не давал и вообще свою причастность к проекту никак не афишировал. Памятник заказчику, таким образом, получился достаточно условным, «только для своих». Скорее вышел памятник архитектору. Заметим, что ни разу за прошедшие годы на вопрос «А кто инвестор?», господин Ткаченко так и не ответил, в том числе и корреспонденту ГдеЭтотДом.РУ, объясняя это его «непубличностью». Единственное, что удалось выловить в официальных документах, что заказчиком строительства выступало ТОО Благотворительный фонд «Корина» (ныне ООО), где генеральным директором числился Николай Сидоров. А в роли эксперта-консультанта и подрядчика выступила компания «Бенефит Инжениринг».

Особняк для большого оригинала

После окончания строительства все встало на свои места, получился особняк в виде дома-яйца, соединенный всеми инженерными системами с 8-этажной пристройкой. На первых этажах — офисные помещения, выше — элитные квартиры, на последнем этаже зимний сад. Кстати, первоначальный вариант общего проекта реализовать не удалось: по замыслу архитектора его должна была украшать башенка (см. эскиз). Но башенку господину Ткаченко «пробить» не получилось, ему с этим архитектурным элементом вообще как-то не везло (достаточно вспомнить другой его проект — «обрезанный» офисный комплекс «Павелецкая-плаза», где, по слухам, шпиль приказал убрать лично мэр Юрий Лужков).

Но, как говорится, «и так неплохо получилось». Продажа квартир в «пристройке» проект окупила: недвижимость разошлась быстро и «по своим». «В свободной продаже их было совсем немного, цена — от 3000 долларов за кв. м», — вспоминает один из риэлторов. С тех пор на рынок квартиры практически не поступали: в 2009 году, вспоминает управляющий партнер копании «Century 21 Запад» Евгений Скоморовский, на продажу выставили «трешку» общей площадью 106 кв. м за 57,2 млн рублей. Несколько квартир в доме сдавалось по цене от 93 000 до 300 000 рублей в месяц. «Так бывает в случае, если дом действительно удачен, тогда квартиры там покупают для себя, чтобы жить, и для того, чтобы приобрести недвижимость в таком объекте клиенты записываются в лист ожидания», — рассказывает директор департамента продаж элитной недвижимости Penny Lane Realty Александр Зиминский.

А вот дом-яйцо так с тех пор и ищет себе хозяина. Эксперты связывают это не столько с ценой объекта, сколько с действительно необычной планировкой. Даже архитектор, рассказывая о своем детище, был уверен в том, что там должен жить «неординарный человек». Воодушевленный планировками квартир в доме Мельникова, господин Ткаченко создавал проект для большого оригинала. Общая площадь объекта — 342 метра. На первом этаже — туалет и выход в подземный гараж (в стоимость включены 4 парковочных места). Гараж электрический, то есть машину на лифте опускают на этаж ниже, а потом на отдельном лифте хозяин может подняться в дом. Правда, как быть в случае отключения электроэнергии — не понятно.

На первом этаже сауна и кладовая комната. На второй этаж, где расположена кухня для прислуги со встроенной бытовой техникой, можно подняться как на лифте, так и по винтовой деревянной лесенке. Здесь же расположена еще одна кухня, уже для хозяев и столовая. Все помещения — полукруглой формы, здесь же выход на балкон, откуда открывается достаточно непрезентабельный вид. На третьем этаже — две комнаты-спальни с двумя туалетами и одной ванной комнатой с окном. На последнем уровне под высоким куполообразным потолком — зал. Творческий человек мог бы там сделать мастерскую, а вот для обычного покупателя функциональность этого помещения определить сложно. Если зал для приемов, то, как организовать подъем гостей и прислуги с яствами с нижних уровней в одном лифте? Туалета здесь тоже не предусмотрено, надо тянуть коммуникации.

Дисконт — 5 млн долларов

Купить сею достопримечательность можно хоть сегодня — дом-яйцо официально выставлен на продажу еще в 2007 году, да с тех пор так и кочует по базам риэлторских агентств. Не продавал его, похоже, только ленивый риэлтор. Официально у особняка сменилось уже два собственника: первый перекупил его у застройщика и через некоторое время продал второму, который и сделал внутри ремонт. «Вы не волнуйтесь, ремонт хоть уже и не первой свежести, но такая „классика-классика“, вам понравится», — рассказал один из продавцов. Утверждение спорное, но владелец явно старался: в доме-яйце появилась встроенная кухня, стены обрели голубые и желтые оттенки с ренессансной росписью в манере Микеланджело (с ангелочками и грациями), окна украсили дизайнерские шторы...

Правда, некоторые участники рынка недвижимости считают, что дом-яйцо так и принадлежит застройщику, который никак не может продать его за адекватную цену. В пользу этой версии говорит то, что, несмотря на двух собственников, в особняке так никто и не жил, а оба покупателя себя не афишировали. Риэлторы в один голос говорят о «конфиденциальности» информации о владельце и о том, что давали «подписку о неразглашении». То есть таинственного застройщика сменили не менее загадочные покупатели. Александр Зиминский, рассказывая об объекте, заметил, что более длительного срока экспозиции у объекта он просто не помнит: «Два-три года для элитного объекта — это долго, но случается, а вот чтобы столько лет никто не мог его продать — уникальное явление на рынке».

В отличии от внешнего вида, с ценой на дом-яйцо за эти годы произошли существенные перемены. Вначале весь особняк можно было приобрести за 1,2 млн долларов. Именно за эти деньги его предлагали художнику Никасу Сафронову. Тот, правда, отказался, о чем потом сожалел, ибо дом действительно подходит творческому человеку — и тебе мастерская, и достопримечательность, и соседей нет, и центр. С инфраструктурой, конечно, не очень, ну так то и понятно — исторический центр. Но с тех пор стоимость дома-яйца существенно выросла. Самый верхний прайс на него был озвучен в 2008 году — 12 млн евро. А сейчас уже видно, что риэлторы махнули на объект рукой: в разных базах этот особняк можно найти по ценам от 7,3 до 12 млн долларов. Например, портале gdeetotdom.ru его продает два риэлторских агентства. Одно — за 12 млн долларов, второе — за 8,8 млн долларов. Впрочем, последняя цена, озвученная риэлторами корреспонденту ГдеЭтотДом.РУ после переговоров с собственником, составила 7,3 млн долларов. В общем, торг возможен.

P.S. Девушка Елена на другом конце трубке, бодро рассказывающая про прелести этого объекта и ремонт в стиле «классика-классика», в конце беседы судорожно вздохнула, и как-то совсем не по-риэлторски спросила: «Скажите, а этот дом действительно кому-то интересен? Или вы просто так позвонили?». Мне стало неудобно, и я распрощалась, не ответив... Действительно, необычному объекту — особая судьба.

Обозреватель ГдеЭтотДом.РУ Наталья Бессонова

Спецпредложения от застройщиков в декабре

Оставьте телефон, и мы подберем для вас новостройки со скидками и акциями по вашим параметрам

Введите правильное имя
Введите правильный телефон
Нажимая кнопку "Узнать об акциях", я даю согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с
Политикой конфиденциальности
Спасибо, мы свяжемся с вами в ближайшее время

Другие материалы

Не удалось отправить запрос, попробуйте ещё раз

Спасибо!

Мы перезвоним Вам
в ближайшее время.

Мы Вам перезвоним.

Нажимая кнопку «Позвоните мне», вы подтверждаете свое согласие с Политикой конфиденциальности