Садовническая, 77: Дом, который умеет ходить и летать

Садовническая, 77: Дом, который умеет ходить и летать

Этот не претендующий на особые архитектурные изыски дом при других обстоятельствах мог бы привлечь к себе внимание разве что расположением — в тишайшей части Замоскворечья, на острове, образованном Москвой-рекой и Водоотводным каналом. Однако за его кирпичной кладкой скрывается такая история, что диву даешься. В хронику громких московских событий дом вошел по меньшей мере дважды. Один раз в бравурно-помпезную, другой — в трагическую и скорбную.

Этот не претендующий на особые архитектурные изыски дом при других обстоятельствах мог бы привлечь к себе внимание разве что расположением — в тишайшей части Замоскворечья, на острове, образованном Москвой-рекой и Водоотводным каналом. Однако за его кирпичной кладкой скрывается такая история, что диву даешься. В хронику громких московских событий дом вошел по меньшей мере дважды. Один раз в бравурно-помпезную, другой — в трагическую и скорбную.

Как в советские годы из пятна застройки максимум «выжимали»

Порой кажется, что над некоторыми московскими улицами вдоволь покуражились двоечники-певроклашки — столь запутана нумерация их домов. Вот и в хвосте Садовнической улицы вроде бы та же история: за домом 77 стр. 2 следует здание 79, но стоит повернуть за угол, на дублер Нижней Краснохолмской улицы, по которому организован заезд на Садовое кольцо и Большой Краснохолмский мост, как натыкаешься на дом 77 стр. 1. И ладно бы это здание стояло торцом, протяженной своей частью забираясь на задворки дома 77 стр. 2, ан нет — оно вытянуто вдоль дублера, простираясь чуть ли не до Космодамианской набережной. В крайнем случае, его логичнее было бы назвать 79/2, но этого не произошло. А стоит зайти в одно из строений 77-го дома, как обнаруживаешь еще одну странность: самая первая квартира в нем почему-то имеет номер 63, а предыдущих 62-х нет вовсе. Однако и в нумерации домов, и в нумерации квартир четкая логика все же имеется. А дело вот в чем.

Странная нумерация домов и квартир в хвосте улицы Садовнической на самом деле абсолютно логична

В конце 20-х годов XX века в Замоскворечье, между Москвой-рекой и Водоотводным каналом, по соседству с нынешним Садовым кольцом, затеяли строительство длинного пятиэтажного кирпичного дома. Проектировал его архитектор Яньковский, которой не ввел в фасад здания практически ни одного украшательного элемента. Да и зачем? Ведь предназначался этот дом не для партийной элиты, а для самых обычных граждан, поэтому за неброскими стенами скрывались самые простые квартиры, многокомнатные, чтобы можно было заселить в них по нескольку семей, и при этом с небольшими кухонками, дабы не провоцировать досужие посиделки за рюмочкой чая и не отвлекать людей от строительства коммунизма. По сути, этот дом можно назвать прообразом будущих хрущевок (разве что высота потолков тут не по-хрущевски щедрая, около 3 м), хотя до точки старта активного индустриального домостроения, пришедшегося на начало 60-х годов XX века, было еще ой как далеко.

Фасады дома 77 по Садовнической улице почти полностью лишены украшательных элементов

Чтобы выжать максимум из пятна застройки (а такой подход — не изобретение современных бизнесменов-девелоперов, он практиковался всегда), контур здания выполнили в форме буквы Г, развернув короткой стороной к улице, а длинная уходила в глубь двора. Место для строительства, по правде сказать, было выбрано не самое простое, подкачали почвы: из-за обилия в окрестностях водоемов в них образовалось множество пустот и подтоплений, поэтому над устройством надежного фундамента пришлось немало попотеть. Помогло, но ненадолго: уже через пять лет основание дома были вынуждены укреплять заново.

Как новый мост заставил повернуть дом на 19 градусов

А еще через 4 года к дому вновь подогнали кучу строительной техники. На этот раз претензии возникли не к прочности конструкции, а к расположению дома. Дело в том, что в те годы в Москве затеяли активное дорожное строительство. Расширяли улицы, организовывали новые схемы движения, улучшали соединение разных частей города друг с другом. Вот и неподалеку от Садовнической улицы (тогда она называлась улицей Полины Осипенко) на месте старого моста через Москву-реку решили построить новый, который теперь носит название Большого Краснохолмского и является частью Садового кольца. А вместе с мостом проектировались и съезды с него. Тут-то и выяснилось, что один из съездов организовать невозможно: мешает длинная часть того самого дома, она находится аккурат поперек запроектированной дороги.

Большой Краснохолмский мост, строительству которого мешал дом 77

Случись подобная ситуация сегодня, дом бы наверняка снесли (сейчас существует мощная законодательная база, регламетнирующая изъятие земельных участков под дорожное и другое стратегически-важное строительство, причем на некоторых территориях введена ускоренная схема изъятия, которая доставляет немало беспокойств, например, жителями Новой Москвы). Однако в те времена подход был совсем иной. Несмотря на то, что в советские годы немало уникальных построек было стерто с лица земли, в целом к строениям относились куда бережнее. Вот и дом 77 решено было сохранить. А чтобы он не мешал дороге, задние задумали разрезать по линии перегиба. Короткую часть, повернутую фасадом на Садовническую, решили оставить на месте, а длинную сдвинуть вглубь двора и повернуть на 19 градусов.

Выполнение этой работу проучили организованному годом ранее Тресту по передвижке и разборке зданий, который возглавлял талантливый инженер-строитель Эмануил Гендель. У него уже имелся опыт перемещения зданий, однако ситуация с домом на Садовнической была особой — из-за той самой сложной геологии и особенностей почв. Прочитав все возможные последствия, один из руководителей Треста, тоже инженер с большим опытом работы, настоятельно рекомендовал от этой идеи отказаться, поясняя, что вероятность обрушения слишком велика. Он забрасывал письмами Моссовет и более высокие инстанции, однако власти, для которых конъюнктурные игры всегда оказываются важнее здравого смысла, предостережения проигнорировали, а «кляузника» отстранили от работы.

Сооружают конструкцию для перемещения дома

И надо сказать, что на этот раз властям, действительно, повезло: перемещение дома прошло без суча и без задоринки. Вот что 11 июня 1937 года писала газета «Правда» об этом событии. «Вблизи строящегося нового Краснохолмского моста стоит большой пятиэтажный жилой дом (Садовническая ул., № 77). Часть этого здания, выходящая на Нижне-Краснохолмскую улицу, будет передвинута в глубину двора. Подготовка к передвижению в основном уже закончена. Под передвигаемую половину дома (он разрезан на две части) подведена металлическая рама. Рама стоит на металлических балках, под которые подложено 1200 металлических катков. На месте, куда будет передвинут дом, построен новый фундамент. К нему непосредственно примыкает площадка, по которой будет передвигаться дом. Здесь на слое укатанной щебенки уложены шпалы, на шпалах покоятся деревянные брусья, а на брусьях уложены рельсовые пути. По ним на катках и будет передвигаться здание. Дом будет перемещен при помощи 28 электрических домкратов. Один край здания должен быть отодвинут на 58 метров, а другой на 34 метра. Движение здания будет почти незаметным для зрителей. Только по огням светофора можно будет судить, движется дом или стоит на месте. Зеленый свет будет означать движение, красный — остановку. В доме установлены специальные приборы, по которым можно будет определить, дает ли здание осадку, каково напряжение балок и т. д. В доме — 600 жильцов. Во время его передвижения водопровод, канализация, газ, электричество, телефоны и радио будут действовать нормально. Для этого устроена временная проводка. Передвижка дома начнется через несколько дней». А через некоторое время после перемещения обе части дома объединили вновь, связав их пристройкой-перемычкой.

Дом готов к поездке и повороту на 19 градусов

Как геопатогенные зоны архитектурный облик города корректируют

Второй раз в газетную хронику дом 77 попал накануне 1968 года: в пристройке-перемычке прогремел мощный взрыв, в результате которого погибли 147 человек. По официальной версии, взорвался газ (что, к слову, послужило поводом для перехода в Москве от газовых плит к электрическим). Однако многие сильно сомневаются в реалистичности такого вывода, а очевидцы рассказывают совсем уж фантастические истории. Мол, ударная волна оторвала три верхние этажа, которые сначала взлетели вверх, на несколько секунд зависли в воздухе и лишь потом рухнули на землю. Кого-то из жильцов откинуло аж до Большого Краснохолмского моста, кого-то выбросило на улицу прямо с кушеткой, и уж совсем странно, что жителей двух первых, неразрушенных, этажей, подбросило до потолка, хотя из-за того, что конструкции нижней части здания мало пострадали, ударной волны такой силы там быть не могло. Вот и специалисты из Института физики РАН, которые к анализу этого случая возвращались неоднократно, утверждают, что последствия совершенно не похожи на те, которые бывают при взрыве бытового газа.

Когда взрывается здание — из-за бытового газа или взрывного устройства — разрушения и последствия можно четко просчитать по законам физики, однако то, что произошло с домом 77 по Садовнической, классической картине взрыва полностью противоречит

Между тем, если копнуть поглубже, окажется, что это уже далеко не первый взрыв на этом же самом месте. В XIX веке здесь был построен доходный дом, который в 1902 неожиданно развалился на куски — хотя никаких внешних причин для этого вообще не было. Через некоторое время на месте разрушенного дома построили здание для булочной, которое в 1932 году тоже внезапно рухнуло — и опять же без каких-либо объективных поводов. Вот и мрачный случай конца 1967 года продолжил череду странных событий. Представители официальной науки лишь руками разводят: господствующая геофизическая теория не дает им возможности объединить эти происшествия в одну цепочку и искать причины происходящего под землей, поскольку полностью отвергает существование локальных землетрясений. А вот у сторонников теории геопатогенных зон объяснение имеется — так называемые гравитационные взрывы, которые могут сопровождать локальные сейсмические толчки в местах земных разломов. Причем последствия этих взрывов примерно такие, как и описывают очевидцы.

На чьей стороне правда, со стороны судить довольно сложно, однако на месте разрушенного дома новое строительство затевать тогда все же не стали, между двумя частями одного и того же дома так и оставили проход. Как и не стали перенумеровывать квартиры (хотя нумерацию самих домов все же изменили, добавил к каждому из них номер корпуса). В итоге в «коротком» корпусе бывшего длинного дома самая первая квартира носит номер 63. Сейчас это единственный жилой корпус — в длинном ныне размещается Институт повышения квалификации госслужащих. Правда, поговаривают, что после проведения реконструкции дом могут вновь передать в жилой фонд.

Дополнительные укрепляющие конструкции на внутреннем фасаде дома, которые до сих пор сохранились со времен переезда и взрыва

Когда именно это произойдет, не ясно. Длинная часть, вместе со своим «коротким» жилым собратом, еще с 2004 года числится в перечне домов, в которых запланирован капитальный ремонт. Кстати, в том же самом документе указано, что Департамент культурного наследия Москвы причислил оба фрагмента здания к объектам культурного наследия, назвав их «ценными градоформирующими». Что, вроде бы, должно было придать им статус несносимых. Впрочем, на практике такой статус охранной грамотой не является. Так, ближайший сосед «переехавшего» дома, 79-ый по той же Садовничьей, тоже значился в этом списке — причем это было здание, построенное еще XIX веке, которое долго использовалось как доходный дом. Однако в 2004 году его все-таки снесли, соорудив на этом месте, вплотную к длинной части дома 77, восьмиэтажное офисное здание с подземной парковокой, очень плохо гармонирующее с окружающей застройкой. Впрочем, из-за того, что здание отчасти «залезло» на ту территорию, где странным образом взорвались уже три дома, возможно, специфика геологии Москвы сама сумеет внести коррективы в архитектурные ошибки города. Но не будем делать мрачных прогнозов.

Вплотную к длинной части дома 77 пристроили задние офисного центра

Новая постройка занимает практически все расстояние между корпусами некогда единого дома и, скорее всего, стоит на месте разлома земной коры

Как золотой петушок и Николай Чудотворец дом от сноса защищают

А вот гораздо более позитивная история нового строительства. Стоит зайти во двор перемещенного дома, как обнаруживаешь там настоящие чудеса. Началось с того, как известный путешественник и яхтсмен Федор Конюхов построил здесь небольшую мастерскую. В 2004 году рядом с ней появилась каменная часовенка Николая Чудотворца, построенная в память о погибших моряках, альпинистах и путешественниках, а вокруг построек расставили скульптуры самих путешественников, массивные якоря, цепи и другие атрибуты длительных странствий.

Во дворе дома 77 есть свои современные достопримечательности: мастерская Федора Конюхова и часовня Николая Чудотворца

Появился здесь и свой золотой петушок, который в случае надвигающейся опасности готов закричать на всю округу и предупредить о беде. Кстати, один раз уже закричал — когда из-за строительства того самого офисного центра решался вопрос, а не снести ли заодно и оба корпуса 77-го дома или, как минимум, перевести и второй корпус в нежилой фонд. Здания отстояли, более того: реконструкцию в них обещают начать уже в нынешнем году. Для начала, приведут в порядок фасады, а затем возьмутся за внутренние работы.

Петушок, который теперь охраняет дом 77

Дом со сложной историей по-прежнему пользуется большим спросом у покупателей. Сейчас за 13,7 млн рублей здесь можно приобрести трехкомнатную квартиру площадью 77 кв. м, а за 22,6 млн рублей выставлена на продажу четырехкомнатная квартира площадью 86 кв. м. Впрочем, можно присмотреться и к отдельной комнате (19 кв. м), цена вопроса — 3,4 млн рублей. Для тихого центра это, наверное, не так уж и дорого. Главное — чтобы ни офисные соседи, ни геомагнитные разломы не нарушали размеренный ритм жизни. Но об этом теперь есть кому заботиться. Золотой петушок и Николай Чудотворец стоят на страже и дома, и его обитателей.

Дарья Кузнецова, корреспондент портала ГдеЭтотДом.РУ

Источник: ГдеЭтотДом.РУ

Другие материалы

Спецпредложения от застройщиков в феврале

Оставьте телефон, и мы подберем для вас новостройки со скидками и акциями по вашим параметрам

Введите правильное имя
Введите правильный телефон
Нажимая кнопку "Узнать об акциях", я даю согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с
Политикой конфиденциальности
Спасибо, мы свяжемся с вами в ближайшее время

Не удалось отправить запрос, попробуйте ещё раз

Спасибо!

Мы перезвоним Вам
в ближайшее время.

Мы Вам перезвоним.

Нажимая кнопку «Позвоните мне», вы подтверждаете свое согласие с Политикой конфиденциальности